Заметка Аркадия Бабченко о митинге 12 июня

Эмигрировавший из России журналист опубликовал текст об антикоррупционном митинге 12 июня 2017 года в своем Telegram-канале на следующий день после акции. За репост публикации в одну из владивостокских протестных групп сторонник  Алексея Навального из города Спасск-Дальний на Приморье Дмитрий Третьяков 28 марта был приговорен к двум годам условно с двухлетним испытательным сроком.

Третьякова объявили виновным по части 2 статьи 280 УК (публичные призывы к экстремизму через интернет).

На время испытательного срока Третьякову запретили участвовать в общественных организациях.

16 марта 2018 гоа Третьяков был задержан сотрудниками краевого управления ФСБ. Его отвезли для избрания меры пресечения во Фрунзенский райсуд Владивостока. Силовики предложили Третьякову остаться на свободе в обмен на признание вины; он отказался. Суд взял его под стражу; Третьяков содержится в СИЗО-1 во Владивостоке.

В прениях сторон 15 марта прокурор требовал для Третьякова 2 года колонии-поселенияТакой приговор был бы в данном случае менее суровым: согласно закону о льготном зачете это наказание считалось бы уже полностью отбытым.

Политзек вину не признал.

Приговор оппозиционеру будет обжалован, заверил адвокат Сергей Валиулин. “Помимо процессуальных нарушений, мы в суде говорили о том, что ФСБ провела как минимум три экспертизы, чтобы найти “экстремистское начало” в тексте Бабченко, – заметил юрист. – Таким образом, Третьяков не мог заведомо знать (как указано в обвинении), что в посте есть признаки экстремизма”.

Валиулин добавил, что из ответа на свой адвокатский запрос узнал о доследственной проверке, ведущейся в отношении самого Бабченко. Результатов проверки, говорилось в документе, пока нет.

Свою публикацию Бабченко поместил в личном телеграм-канале на другой день после акций, 13 июня 2017 года. Заметка была опубликована в канале Бабченко двумя постами – с началом и концом текста.  Третьяков перепостил этот текст в открытой телеграм-группе приморских сторонников Навального “Операция “Утка”, сопроводив публикацию таким комментарием: “Я сейчас скину важный текст… Бабченко на месте не было, в основном он абсолютно прав”.

Дело против оппозиционера открыли в январе 2018-го. Внимание ФСБ привлек следующий фрагмент текста: “Надо четко понимать, что будут менты, газ, дубинки, резиновые пули, титушки, проломленные головы. Это сначала. И готовиться надо противостоять именно этому. Драться с ментами. Не отдавать своих. Ночевать на улице с кострами. Ставить баррикады. Жечь автозаки. А не в клетках селфиться. Без этого продолжения – все бессмысленно”.

14 марта 2018 года в квартире Третьякова был проведен обыск. ФСБ изъяла ноутбук и мобильник оппозиционера; самого Третьякова задержали и увезли во Владивосток. Силовики убеждали задержанного дать признательные показания, обещая за это мягкую меру пресечения. Третьяков ответил отказом. 16 марта он был отправлен в СИЗО.

В материалах дела имеется четырехчасовая видеозапись, сделанная по поручению следователя приморского УФСБ Тумяка в апреле прошлого года. В тот день Третьякова привезли в управление, чтобы ознакомить с постановлением о назначении экспертизы. В кабинете вместе с оппозиционером находился другой следственно арестованный – сотрудничающий со спецслужбой Андрей Тернопольский. Он завел с политзеком беседу, в которой старался подвести его к признанию умышленных призывов к свержению действующей власти.

На втором часу записи камера зафиксировала, как силовики передали Тернопольскому два пакета. В них находились три бутылки, по виду коньячные. Часть спиртного Тернопольский распил вместе с Третьяковым. Однако политзек, несмотря на выпитое, до самого конца записи объяснял, что не выступал и не выступает за свержение власти и не имел цели призывать к этому других.

ФСБ назвала эпизод, зафиксированный камерой, оперативным мероприятием, направленным на закрепление или подтверждение виновности Третьякова.

Адвокат Валиулин настаивал на исключении видео из числа доказательств. Однако судья на слушаниях 14 марта ходатайство отклонил.

 

 

Ладно. Начнем с хорошего. Вы не представляете, как мне надоело пережевывать это в тыща пятьсот миллионный раз, но, если надо – значит надо.

Итак. Хорошее.
1. Инициатива. В этот раз она исходила от протестующих. Это хорошо. Навязывание своей повестки – это важнейшая составляющая. Это просто замечательно.
2. Люди все меньше боятся выходить на несогласованные акции. Это еще замечательнее.
3. Навальный, безусловно, лучший инструмент по раскачиванию ситуации. Точнее, даже уже единственный. Поперло, пошло – ок, отлично. Навальный использует людей для достижения своих целей? Безусловно. Давайте и мы использовать Навального для достижения своих.
4. Яшин вломил Гоше Тарасевичу в автозаке. Это просто великолепно. Это, безусловно, лучшее, что было вчера.

Ну а теперь о реальном.
1. Нехер соглашаться на согласованные митинги. Вообще ни на какие. Тогда и переносить ничего не придется. Стратегия может быть только одна – мы выходим тогда-то и туда-то и нам плевать, что скажут те, против кого мы протестуем.
2. Подготовка мирного митинга, а затем его перенос на пропутинское шествие – это чистой воды гапоновщина. Слава Богу, что команда «фас» отдана так и не была. Иначе можно было бы ставить точку прямо вчера. Это недопустимо.
3. Терминология. Это, конечно, никакая не “революция молодежи”, не “восстание студентов” и не “историческое событие”. Это обычный проходной митинг, которых были уже сотни. Все то же самое. Каждый раз все восхищаются, а воз и ныне там. Уже семнадцать лет.
4. Недосказанность. Есть такое ощущение, да? Если вчера лента была вся в «вау» и «какие мы крутые», то теперь она вся в – а что дальше-то? И это совершенно правильный вопрос.
5. А дальше – выборы. Историческое событие будет в восемнадцатом году. Именно это – следующая точа бифуркации. И еще один шанс, который дает нам история. Боюсь, что последний. Неважно, за кого голосовать. Навальный, не Навальный – не имеет значения. Важно – как потом мы будем отстаивать свой голос. Неважно даже, ходить или не ходить. Все будет решаться на улицах.
6. И именно к этому надо готовить людей. И именно к этому людей надо ГОТОВИТЬ. А не уточками махать. Надо четко понимать свою цель и к ней идти. Потому что выйти с уточками, завинтиться в количестве девятисот человек, пофотаться в автозаке, уехать а пятнадцать суток, а кое-кто и на пять лет – так себе цель. Говно цель, прямо скажем.
7. Если на «революцию» ходят с айфонами – это не революция. Айфон, к слову, с собой вообще брать не надо. По нему отследят и посадят. Лучше купить дешевый аппарат с незарегистрированной симкой. Они продаются в переходах. И отключать его по дороге «на» и по дороге «с».
8. С собой надо брать противогазы, разведенное с «ренни» молоко, лимонный сок, каски, мотоциклетную защиту и коктейли Молотова. Это для начала. А там – война план покажет.
9. Надо быть честными с собой и с людьми. Это вообще первейшее. Надо четко понимать, куда и зачем мы выходим. Надо четко понимать, на что мы идем. Надо четко понимать, что будет. Надо четко понимать, что будут менты, газ, дубинки, резиновые пули, титушки, проломленные головы. Это сначала. И готовится надо противостоять именно этому. Драться с ментами. Не отдавать своих. Ночевать на улице с кострами. Ставить баррикады. Жечь автозаки. А не в клетках селфиться. Без этого продолжения – все бессмысленно.
10. Да, страшно. Да, жопа. Но другого пути нет. Его просто не существует. Пока нет этого осознания и этой готовности – ничего не будет.
11. Этого осознания и этой готовности – нет.
12. Пока же дежа-вю с Маршами несогласных десятилетней давности просто стопроцентное. Даже кричалки те же. “Милиция с народом, не служи уродам” и “Путин зассал” я уже слышать не могу. Десять лет одно и то же.

13. Не так давно я писал, что неважно, сколько нас выходит на митинги – двадцать тысяч или сто. И не важно, что сталинистов и казаков выдит тридцать человек. Важно, на что готова каждая из сторон. Наша сторона пока готова лишь размахивать уточками и фоткать, как людей винтят. Казаки с полоумными сталинистами готовы вешать нас на столбах и проламывать головы. Именно поэтому пока перевес на их стороне. Хоть нас и на порядки больше. Что вчера и было замечательно продемонстрировано во Владивостоке, где полторы дюжины камуфлированных мужиков пинками разогнали весь митинг с уточками. Это тоже надо осознавать четко.
14. Ну и отдельный привет тем, кто в одиннадцатом году пил вискарь в мэрии и называл нас, звавших выходить с палатками и кострами, провокаторами и спойлерами, а сейчас пишущих о том, как это круто – несанкционированный протест. Боже, боже, это прекрасно…
14. Ну и таки да. Традиционное. Все, кто вышел – вы офигенные молодцы, друзья мои. Хоть и с уточками, хоть и завинтились – все равно молодцы. Все лучше, чем на ровной заднице сидеть.