Стихотворение Александра Бывшева «На независимость Украины»

За публикацию этого стихотворения на личной ВК-странице СКР возбудил против поэта Бывшева, жителя пгт Кромы Орловской области, дело об экстремизме. У автора прошел обыск. 4 декабря Бывшеву предъявили обвинения. В 2015 году он получил 300 часов обязательных работ по другому делу об экстремизме, открытому против него за стихотворение «Украинским патриотам».

7 сентября 2016 года Советский райсуд Орла признал стихотворение экстремистским — в соответствующем реестре Минюста оно находится под номером 3962.

15 сентября 2016 года Бывшев был вызван в Кромской межрайотдел СКР. Замначальника отдела Дмитрий Зубов сообщил, что в следственное ведомство поступили материалы проверки, проведенной по факту публикации стихотворения. Зубов намеревался опросить Бывшева, однако тот отказался от объяснений, сославшись на статью 51 Конституции.

30 сентября по итогам проверки СКР открыл дело по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). В редакции, действовавшей на момент публикации стихотворения, она предусматривает до четырех лет колонии.

20 декабря судья Кромского райсуда Елена Гудкова по ходатайству следователя Зубова издала постановление об обыске у Бывшева. Двумя годами раньше, 3 октября 2014 года, эта же судья объявила стихотворение Бывшева «Украинским патриотам» экстремистским материалом.

Обыск прошел 17 января 2017 года. Визитеры, которыми руководил оперативник ЦПЭ С. Стеблецов, изъяли у Бывшева компьютер, все носители информации и записи. Затем поэта отвезли в СКР на допрос, по окончании которого отпустили. В дальнейшем он еще несколько раз побывал на допросах. От дачи показаний Бывшев неизменно отказывается.

Мера пресечения поэту не избиралась. Как отмечалось, он в любом случае не может покинуть Кромы, поскольку там живут его пожилые родители.

«На независимость Украины», опубликованное в феврале 2015 года целым рядом украинских изданий, представляет собой, по словам автора, «полемический ответ» на одноименное стихотворение Иосифа Бродского (1992), выдержанное в духе великорусского шовинизма. При этом на ВК-странице поэта текст был помещен 22 февраля 2015-го — уже после появления его в СМИ.

Дело за публикацию стихотворения «Украинским патриотам» против Бывшева, учителя немецкого языка в поселковой школе, возбудили в мае 2014 года. Открытию дела предшествовала статья в районной газете, выдержанная в стилистике советской разгромной критики. Тогда поэту тоже вменили часть 1 статьи 282 УК. До приговора он находился под подпиской о невыезде.

В июне 2014 года против Бывшева открыли еще одно дело по части 1 статьи 282. Оно было заведено за публикацию 15 апреля стихотворения «Украинские повстанцы». Однако в феврале 2015-го Бывшев получил из прокуратуры уведомление о закрытии этого дела.

Оба дела также вел Зубов. На тот момент он еще не был замначальника отдела, а занимал должность старшего следователя.

Приговор по первому делу Бывшева вынесла 13 июля 2015 года судья Кромского райсуда Маргарита Гридина. В качестве дополнительного наказания она наложила на осужденного двухлетний запрет работать в школе. Кроме того, Гридина постановила конфисковать у Бывшева ноутбук.

Сам поэт вину не признал.

Приговор Гридиной основывался на решении судьи Гудковой о признании стихотворения Бывшева экстремистским.

26 августа коллегия Орловского облсуда (судья-докладчик — Юлия Орловская) оставила приговор поэту в силе.

После возбуждения дела Бывшев был включен в список террористов и экстремистов. В силу этого его счета и банковские карты заблокировали, лишив его возможности получать денежные переводы. Таким образом, поэт остался без средств к существованию.

От работы в школе Бывшев был отстранен еще в августе 2014 года. В сентябре 2015-го, после вступления приговора в законную силу, его уволили.

В октябре 2015 года ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу поэта на приговор.

После возбуждения первого дела силовики постоянно терроризировали Бывшева. У него устроили обыск по делу о поджоге; также с поэтом проводили различные «беседы».

 

На независимость Украины

В адрес тебя летят пули, снаряды, маты.
(Не наигрались, поди, кацапы в свои «аты-баты».)
«Ишь, захотела свободы! — взвыла Москва. — Вот дерьмо!..»
Твой Майдан для Кремля, как для циклопа бельмо.

Прав был Мыкола Гоголь: эти свиные рыла
Русь захватили «Святую» спереди, с флангов и тыла.
В месте на букву «ж» засели уже глубоко.
Здесь прописались навечно Шариковы и Ко.

К зеркалу подойти боится немытая «Раша».
«Третий Рим», «Китеж-град» и прочее — просто лажа.
Но мечтает по-прежнему в мире иметь всех в рот.
И с похмелья рыгает: «Мы — богоносец народ!»

Северная держава смотрится наглым подростком.
В ней квартирует тьма горячих голов-отморозков.
Бомб ядреных до черта и «калашей» будь здоров…
Дай им топор войны — ох, наломают дров!

«Ватник» захлебывается ненавистью к «укропу»
И на чем свет стоит Штаты клянет и Европу.
НАТО пускай готовит побольше и крепче сеть. —
Русскому хватит медведю на соседей борзеть.

В ледяном Быдлостане ничто под Луной не ново:
Сталина почитают опять как отца родного.
Дружно встать в позу рака — иванушкам самый смак.
Видно, и впрямь без плетки им не прожить никак…

С той, что тебя гнобила, Господь еще спросит строго.
В дебри, леса, болота скатертью ей дорога.
А я на Запад гляжу, слезно небо моля:
«Щастя тобi бажаю, Україно моя!»