Стихотворение Максима Дроздова “Еретичка”

Стихотворение о сожжении “еретички”, пародирующий риторику сторонников репрессий за антиклерикальные высказывания, фигурировал в деле его автора – поэта из Краснодара Максима Дроздова. Его обвиняли по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды; от 2 до 5 лет). 23 апреля стало известно, что дело против поэта прекращено за отсутствием состава преступления.

По версии следствия, стихотворение  возбуждало ненависть к социальной группе “атеисты”.

Об открытии дела против поэта стало известно 17 октября 2016 года. В сентябре в рамках доследственной проверки Дроздова дважды опрашивали в краснодарском управлении СКР.

Следователь взял с блогера подписку о неразглашении данных предварительного следствия. 15 ноября 2017 года Прикубанский райсуд Краснодара признал действия чиновника незаконными.

По сведениям правозащитницы Оксаны Челышевой, Дроздова стали преследовать по доносу некоего жителя Петербурга.

Всего в деле фигурировало два стихотворения, опубликованных Дроздовым в августе 2014 года в ВК-группе “Патриотическое творчество. Блогер размещал стихотворения с ВК-аккаунта, зарегистрированного под псевдонимом придуманного им литературного персонажа – казака шовинистических взглядов Михаила Иванчикова. Сейчас аккаунт удален.

Стихотворение “Еретичка” повествует про деревню, жители которой сожгли учительницу, сказавшую детям в школе, что “в мире все настолько сложно, что Господь тут ни при чем”.

Второе стихотворение начинается строкой “людей нет хуже мерзких атеистов” и завершается четверостишием:

И пусть закон мирской несовершенен

И ради Истины пока нельзя сжигать живьём,

Но верю я: за пару поколений

Мы всё же инквизицию вернём!

По версии следствия, этот стихохотворение возбуждает ненависть между социальными группами “верующие в Бога” и “не верующие в Бога атеисты”.

Дело Соколова – не первый случай преследования по обвинению в  возбуждении ненависти к атеистам. В январе 2016 года стало известно о возбуждении аналогичного дела против 19-летнего жителя Котласа Архангельской области. Его обвинили в размещении на “стене” одного из ВК-сообществ комментария, содержащего “унизительные характеристики и отрицательные эмоциональные оценки ряда религиозных групп и социальной группы “атеисты”.

 

Еретичка

На краю Руси Священной,
Где река уходит в даль,
На просторах широченных
Расцветает пастораль.

На пригорке Храм великий
Блестит златом куполов.
И в округе каждый житель
Шапку снять пред ним готов.

Чуть в сторонке, у опушки,
Прям во мху сырого дола,
В покосившейся избушке
Приютилась скромно школа.

Там, при тусклом блеклом свете,
Вверх взметнулись дружно руки.
В сельской школе малы дети
Постигают соль науки.

Тут же, в платьеце из ситца,
И бедна, и беспреданна,
Универа выпускница—
Их учитель, Марь Иванна

Вот малец, Петров Аркаша,
Руку тянет неспеша.
И учительницу нашу
Вопрошает, чуть дыша:

—Марь Иванна, мы науки
Учим каждый тут урок.
Но ведь это всё от скуки—
От науки есть ли прок?

Вот вчера отец Онуфрий
Говорил на службе нам,
Что бесовские науки
Просто форменный обман!

Чтобы сеять больше лёна—
Или даже больше льна,
Все биномы и ньютоны
Не нужны ведь ни хрена!

Мы зачем гранит тут гложем?
На фига нам всё учить?
Если мы Законом Божьим
Можем всем всё объяснить?

В печку бросивши поленьев,
Им учитель отвечает:
— Твой Онуфрий, к сожаленью,
Ничего не понимает.

Мы должны всему народу
Популярно объяснить:
Без познания природы
Человеку не прожить!

А познание возможно
Только лишь когда поймём:
В мире всё настолько сложно,
Что Господь тут не при чём.

В общем, милый мой Аркаша,
На вопрос твой вот ответ:
Только лишь наука наша
Нам поможет. Бога— нет!

Разрыдался тут мальчонка,
Он домой скорей бежит
К папе тянет он ручонки,
И в истерике кричит:

— Тятя, тятя, вы мне лгали!
Врали столько долгих лет!
Мне вот в школе рассказали,
Что ведь Бога… Бога— нет!

Все вокруг теперь рыдают
Весь в слезах честной народ.
Тут отца вдруг осеняет:
Всех созвать на общий сход!

Быстро сход они созвали,
И, гора чтоб спала с плеч,
Дружно вместе порешали:
Еретичку нужно сжечь!

Быстро принято решенье.
На дрова пошла осина.
Местный поп благословенье
Выдал вместе с керосином.

Председатель выдал спички,
И, под вопли, свист и ор,
Потащили еретичку
В очищающий костёр.

За околицей деревни,
На краю лесной опушки,
Там, где высятся деревья,
Тихо крестятся старушки.

Зацвели в лесу пролески,
Вдалеке щебечет птичка.
На костре, со слабым треском
Догорает еретичка…