Статья об атаке на ФСБ в Архангельске

Публикация в телеграм-канале «Прометей» статьи об атаке на архангельское УФСБ, устроенной 17-летним студентом Михаилом Жлобицким, стала поводом для возбуждения  дела против анархиста из Калининграда Вячеслава Лукичева. Его обвинялм по части 2 статьи 205.2 УК (публичные призывы к терроризму через интернет). 14 марта 2019 года Московский окружной военный суд оштрафовал Лукичева на 300 тысяч рублей.

Выездное заседание МОВС проходило в Калиниграде. МОВС запрашивал для анархиста штраф  в 400 тысяч рублей.

О задержании Лукичева вечером 4 ноября 2018 года сообщила его знакомая.

ОНК занялась поиском Лукичева. Днем 5 ноября «Медиазона» передала, что общественники обнаружили задержанного в ИВС регионального УМВД. Лукичев рассказал, что ему вменяют часть 2 статьи 205.2 УК (публичные призывы к терроризму, его публичное оправдание или пропаганда через СМИ или интернет). Эта норма предусматривает от 5 до 7 лет колонии.

Анархист был схвачен 3 ноября вместе со своей подругой Дарьей Кошкиной и еще одним администратором «Прометея» — Анастасией Тимашковой. Обеих женщин удерживали в калининградском УФСБ больше суток, однако затем отпустили. Как поясняла Бонцлер, Лукичев написал явку с повинной в обмен на освобождение Кошкиной иТисашковой. Он, рассказывала адвокат, заявил силовикам, что «сто раз брал ее (Анастасии. — Запретно.) телефон и отправлял» с него сообщения. 6 ноября анархиста отправили в СИЗО.

6 ноября Центральный райсуд Калиниграда отправил Лукичева в СИЗО.

По словам защищающего анархиста независимого адвоката Марии Бонцлер, анархисту инкриминировали публикацию в «сети «Прометей» скриншота публикации, которую поместил 17-летний архангельский анархист Михаил Жлобицкий перед своей атакой на региональное УФСБ. По словам Бонцлер, скриншот сопровождался комментарием, в котором Жлобицкий был назван «настоящим героем»

Как можно предположить, речь идет о телеграм-канале «Прометей». Однако поста, соответствующего описанию Бонцлер, там нет. В то же время там был помещен целый ряд других публикаций, посвященных акции Жлобицкого. Одна из них — перепечатка сообщения, сделанного активистом перед атакой, с комментарием «Помним, скорбим. Твоя жертва не будет напрасной!». Кроме того, на канале приведена ссылка на статью «Что можно сказать о атаке в Архангельске?», помещенную на сервисе анонимных публикаций Telegra.ph. В этой статье о Жлобицком говорится, что это «герой, который пожертвовал своей жизнью в борьбе с несправедливостью». Все названные публикации появились 31 октября, в день архангельской акции.

Между тем, по данным «Медиазоны», публикация именно этой статьи инкриминирована Лукичеву. Его защита настаивала,что посыл публикации заключался в том, что теракт — не единственный способ выразить несогласие с властью. «Истинной мотивацией размещения указанного текста была профилактика совершения таких террористических действий в будущем», — пересказывались показания Лукичеа в обвинительном заключении.

Экспертизу поста по просьбе следователя провело расположенное в Волгограде НП «Южный экспертный центр». Сотрудники центра Кисляков, Рыженко и Стризое пришли к выводу, что основная аудитория поста — сторонники анархизма. Автор предлагает им разные способы борьбы, включая политический террор, отметили эксперты. Последний, по мнению экспертов, преподносится автором как менее эффективный по сравнению с другими метод, поэтому в тексте нет признаков призывов к терроризму. Однако исследователи пришли к выводу, что исполнитель теракта представлен в тексте в слишком выгодном свете, и поэтому в статье содержится оправдание его действий. «Автор текста признает политический терроризм этически правильной, допустимой, вынужденной формой борьбы сторонников анархизма с государственной властью», — заключили эксперты.

Защита заказала альтернативную экспертизу в Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам  Ее сотрудник, петербургский эксперт Игорь Жарков,  пришел к выводу, что хотя автор действительно высказывался о Жлобицком в положительном ключе, это нельзя считать оправданием его поступка. Бо́льшую смысловую нагрузку несет вторая часть текста, где автор призывает воздержаться от террора в пользу других методов борьбы, поэтому ни оправдания террора, ни призыва к нему в статье нет, указывает Жарков.

Лукичев отрицает авторство поста и утверждает, что нашел его «вдругом интернет-мессенджере» и перепостил в Телеграме. На отправителя публикации следствие вышло по списку администраторов «Прометея», определив, кто из них в момент публикации статьи появлялся в сети — то делала Тимашкова. Но в итоге вину признал Лукичев.

Лукичев также рассказал, что силовики, по его мнению, пытались связать его со Жлобицким. В этой связи задержанный отметил, что они «вроде бы общались в общем чате», но точно он этого не помнит.

Бонцлер также выразила уверенность, что на Лукичева оказывали давление, «и не только моральное», но он это скрывает. В беседе с адвокатом анархист пожаловался на головные боли.

На Украине Лукичев объявлен в розыск за участие в покушении на ветерана АТО, киборга (так называют защитников Донецкого аэропорта) Дмитрия Вербыча (Вербича). Преступление было совершено 2 мая нынешнего года в центре Киева, на Подоле.

21 марта 2019 года стало известно, что за публикацию ряда текстов о Жлобицком, в том числе статьи «Что можно сказать об атаке в Архангельске?», часть 2 статьи 205.2 УК вменена некоей жительнице Медвежьегорска, Карелия. ФСБ и ЦПЭ провели у нее обыск. Позже стало известно, что речь идет о 27-летней анархистке Екатерине Мурановой. При обыске у анархистки изъяли телефон и планшет ее шестилетнего ребенка. Активистка утверждает, что у нее искали листовки и взрывные устройства.

По версии следствия, Муранова поместила публикацию. «разделяя идеологию анархизма, для которой характерны отрицание необходимости власти, управления сообществом с помощью государства». При этом она «имела преступный умысел оправдать терроризм перед неограниченно широким кругом лиц» и «достоверно знала о популярности интернет-сайта «ВКонтакте», утверждает следствие.

Кроме того, следствие посчитало оправданием терроризма комментарий «Мир его праху! Герой», якобы размещенный Мурановой под записью о Жлобицком в ВК-группе «Народная самооборона».

В постановлении о возбуждении дела говорится, что лингвистическая экспертиза обнаружила в обеих записях «лингвистические признаки оправдания идеологии насилия и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти».

29 марта Мурановой предъявили обвинение. Ее дело находится в производстве старшего следователя по особо важным делам карельского УФСБ А.В. Репникова. Она остается на свободе.

 

Что можно сказать о атаке в Архангельске?

Михаил Жлобицкий, взорвавший управление ФСБ — герой, который пожертвовал своей жизнью в борьбе с несправедливостью. Его акт не только привлёк дополнительное внимание к проблеме пыток подозреваемых фсбшниками, но дал чёткий сигнал власть имущим садистам — на любое действие есть свое противодействие. Он дал сигнал радикальной молодёжи — если власть говорит только на языке насилия, то можно отвечать ей её же языком. Тот, кто запускает маховик насилия, сам с насилием и столкнется. И это тот выбор, перед которым молодёжь поставила сама власть: ни одно из анархистских движений в стране не призывает к взрывам и вооруженной борьбе. Но все остальные методы борьбы заблокированы самой властью, отвечающей репрессиями на малейшее проявление недовольства. Вот молодёжи и остаётся только радикализироваться — все организации и движения, которые могли бы направить её в ином русле, разгромлены, но перед глазами стоит призрак славных героев анархии и динамита из 19 века, что столь же самоотверженно отдавали свои жизни борьбе.

Целеустремленностью и самоотверженностью Михаила можно только восхищаться — он лучший из нас в этом плане. Кроме того, в общении в телеграм-чатах анархистов он проявил себя как очень умный и адекватный товарищ. Несомненно, он мог стать ценным кадром анархистского движения, внести свой вклад в организацию движения, развитие медиа ресурсов и теории анархизма. И здесь каждый должен спросить себя — что более полезно для современного анархистского движения, находящегося под прессом силовых органов. Сильные духом и умные товарищи нужны движению живыми и свободными — так они могут развить движение, в котором остро ощущается нехватка сильных кадров. Организация движения, выстраивание инфраструктуры, налаживание координации между разрозненными группами — долгая, тяжкая и кропотливая работа, которой нужны люди. Однако только в результате этой деятельности мы сможем эффективно защитить друг друга и противостоять государственной машине. Государство сильно, потому что прекрасно организовано, в то время как мы разобщены. И только организовавшись, простой народ может одержать победу над этим монстром. Именно для этой работы, для организации анархистов, а затем и для развития низовых инициатив, движению и нужны кадры. В противном случае, оказавшись перед лицом государства по одиночке, мы только и можем, что подчиниться или совершить подобный героический самоотверженный акт индивидуального бунта.

Однако, товарищ, погоди — ты, твоя сила, энергия и энтузиазм нужны нашему общему делу. Ты можешь стать героическим камикадзе и сжечь себя в огне возмездия, давая понять государству, что всем злодеяниям будет свой ответ. Но можешь посеять зерна, из которых завтра взойдут ростки низовой инициативы и самоорганизации. Тебя не стало — и, возможно, вместе с тобой не стало в будущем сильных анархистских групп, которые ты мог организовать, не стало сильного движения, помочь сплотить которое ты мог бы, не стало множества привлеченных твоей агитацией в движение людей, быть может — не стало социальных проектов по борьбе с злодеями и помощи нуждающимся, не стало твоего вклада в теорию. Несомненно, и твой поступок сеет свои зерна радикализма, которые дадут определённые всходы. Но каждому из нас нужно понять, что совершенное Михаилом — вовсе не единственный выход, альтернатива есть.

Мы не имеем никакого морального права осуждать поступок Михаила, да и не хотим этого делать — это искренний поступок чистого сердца, оказавшегося в грязном мире зла и несправедливости. С этической точки зрения поступок Михаила безупречен. Но мы скорбим о молодом человеке, павшем в самом начале своего жизненного пути. Люди не должны умирать в 17 лет, не пожив толком. Точно также, как они не должны пропадать в застенках ФСБ, подвергаться нечеловеческим пыткам и терять драгоценные годы жизни в тюрьмах.

Помните, что всегда есть иной выход. Отдавайте движению свои жизни, а не свои смерти. Организуйте коллективы на местах, способствуйте их координации друг с другом, развитию сильных движения и медиа. Создавайте и развивайте социальные проекты, боритесь с бандитами и рейдерами, организуйте простых людей в борьбе с капиталом, распространяйте анархистскую пропаганду. И главное — не поддавайтесь отчаянию! И вместе мы построим мир, в котором никому не придётся умирать молодым — ни в подвалах спецслужб, ни в пламени возмездия.