Статья “Блокада – необходимый первый шаг к освобождению Крыма”

Статья  опубликована на сайте “Крым.Реалии”11 сентября 2015 года, в преддверии анонсированной блокады Крыма. 22 сентября 2017 года за написание материала подконтрольный России Железнодорожный райсуд Симферополя приговорил к двум с половиной годам условного срока крымского журналиста Николая Семену. Его объявили виновным по части 2 статьи 280.1 УК России (публичные призывы к сепаратизму через СМИ)

Семене также запретили в течение трех лет заниматься любой публичной деятельностью.

Слушания по делу журналиста проходили в симферопольском суде с февраля 2017 года. На процессе он отказался признать вину и настаивал, что имеет право выражать свою точку зрения о статусе Крыма.

18 декабря коллегия верховного суда аннексированного Крыма под председательством Игоря Крючкова подтвердила приговор. Суд лишь смягчил дополнительное наказание, сократив с трех до двух лет срок запрета на публичную деятельность.

Об открытии дела против Семены стало известно 19 апреля 2016 года, когда у журналиста провели обыск сотрудники крымского управления ФСБ. Следственные действия длились пять часов. У журналиста изъяли два ноутбука, флэшки, винчестеры, а также блокноты и ежедневник.

После обыска Семена был доставлен в региональный главк российской спецслужбы на допрос в качестве подозреваемого. Вменяемую вину он признать отказался. Во время предварительного следствия журналист находился под подпиской о невыезде.

В тот же день обыски прошли еще у шести крымских журналистов: Леньяры Абибуллаевой, Русланы Люмановой и Заира Акадырова в Симферополе, граждан по фамилиям Лебедь и Веселко (имена в СМИ не уточняются) в Ялте, а также у одного севастопольца – у кого именно, не сообщалось.

Абибуллаеву и Люманову после обысков также доставили на допросы в ФСБ. Обе журналистки отказались от дачи показаний, сославшись на статью 51 российской Конституции. По окончании допросов Абибуллаеву и Люманову отпустили.

Как стало известно позже, ФСБ установила автора статьи о блокаде Крыма с помощью слежки за компьютером Семены – в материалах дела были снимки экрана компьютера журналиста, сделанные во время написания им статьи.

Возбуждение дела сам журналист комментировал так: “Это была не статья и не материал для публикации. Находясь под впечатлением событий сентября 2015 года, я изложил свои мысли в письме другу и коллеге, которое отослал электронной почтой. К публикации и распространению статьи, информации, которая бы нарушала законодательство, я никакого отношения не имею”.

 

Семена в прошлом был автором киевских газет “День” и “Зеркало недели”, а также корреспондентом российских “Известий”. Сейчас он находится на пенсии и ни с одним изданием на постоянной основе не сотрудничает.

 

Валентин Гончар. “Блокада – необходимый первый шаг к освобождению Крыма”

К сожалению, на Крым.Релии дискуссия относительно предложенной Мустафой Джемилевым, Рефатом Чубаровым, Ленуром Ислямовым блокады Крыма, как одного из средств освобождения аннексированной территории, пошла не по рационально-аргументированному, а по вкусовому руслу – мне нравится это, а мне не нравится это. Например, Сергей Субботин заявляет: «Они не спросили моих детей, готовы ли мои дети голодать ради «территориальной целостности». «Целостность», за которую мне предлагают заплатить жизнью и здоровьем моего ребенка, меня, как, впрочем, и любого человека на Земле, будь он хоть трижды патриот своей поруганной Родины, интересовать не может». Это, во-первых, не верно в принципе, потому, что жизнь и здоровье ребенка могут быть гарантированными не в оккупации и не оккупантами, а только на Родине и своим государством, а во-вторых, это признание предателя Родины, человека, для которого личный интерес выше Родины, это измена, и его следует судить по законам военного времени.

А все потому, что участники дискуссии исходят из своих узких личных предпочтений, интересов, игнорируют реальные факты. Сейчас нельзя исходить из личных интересов. Потому, что идет война. В Украине идет война с жестоким, хитрым и сильным врагом, две (или даже три!) части территории захвачены врагом, в реальных боях за Родину погибли тысячи патриотов, миллионы уже изгнаны со своих обиталищ и потеряли кров, имущество, близких, друзей, работу, родину, а некий Суботин беспокоится о том, что его не спросили. Что спрашивать? Почему ему при оккупантах живется комфортно? Готовы ли его дети голодать ради «территориальной целостности»? И это в то время, когда вопрос стоит так и только так: готов ли Субботин отдать свою жизнь за Родину, ее территориальную целостность и без кавычек? Вопрос о голоде, кстати, вообще не стоит. Вопрос стоит – о жизни и смерти. Вопрос стоит так – Родина или смерть! И сегодня это не лозунг, это реальность. И иначе для каждого украинца и для каждого крымского татарина сегодня вопрос стоять не может.

Потому, что Родина, вся Украина, весь многонациональный украинский народ, в том числе русские в Украине, не просто в опасности, а уже много лет подвергается системным и длительным попыткам (теперь уже военного) порабощения, ограбления, подчинения, ликвидации своего государства, ликвидации свободы для каждого человека, попрания прав каждого гражданина, и угрозе смерти в случае несогласия или просто протеста, как случилось с Асановым и многими другими.

Нужно отличать реальности от мифов

К сожалению, антипостулаты Субботина опровергаются одним мизинцем левой руки. Украина, ее фермеры и крестьяне, действительно кормят Крым – поставляет оккупантам продовольствие, стройматериалы, промышленную продукцию, электроэнергию, в том числе для оккупационных воинских частей, расквартированных по Крыму и нацеленных на Украину, поставленных для того, чтобы убивать украинцев, чтобы выполнить приказ, если он будет, атаковать Украину с юга – Херсон с его помидорами, Николаев, Запорожье, Днепропетровск с их заводами, Одессу, Кировоград, и дальше Киев, Львов. Это не шутки. «Глава» Крыма Сергей Аксенов рассказывал по телевидению, что он весной 2014 года предлагал «отхватить Украину по самую плотину», то есть дальше, чем по Запорожье. И чтобы эти части были в состоянии выполнить приказ Путина или инициативу Аксенова, Украина им поставляет сегодня все необходимое для поддержания и повышения их боеготовности. Логично?

Да, Субботин, поставляют за деньги. А вы хотели, чтобы украинцы поставляли это оккупантам еще и бесплатно? Тогда спросите у крымчан – пришлые российские предприниматели и воинские части отобрали у местных бесплатно их ресурсы, сырье, рынки сбыта, заняли их помещения, отобрали другое имущество. Вы хотите, чтобы так было по всей Украине?

Что касается херсонских фермеров, то задача, конечно, не из простых, но решить они ее должны были уже давно – за полтора года можно было наладить новые бизнес-связи, найти новые рынки сбыта продукции, новые источники сырья и новые механизмы реализации. Помочь в этом им должно было наше государство, но для этого надо не переть фуры в Крым, а искать и искать новые рынки. Искать сегодня, сейчас, бросить грузить фуры на Крым, и реально искать. В конечном счете, государство может компенсировать потерю продукции в особых случаях. Но задача четкая и конкретная – не дать врагу ни грамма хлеба, ни грамма молока, ни киловатта энергии, ни кирпича для строительства новых казарм в Крыму. Глава администрации Генического района абсолютно прав!

Может быть Субботину неизвестно, но осенью 1941 года, в сентябре-октябре, перед тем как немцы заняли Крым, советская власть вывезла из Крыма все, что успела, а что не успела – неубранные поля, урожай, и другое имущество было сожжено на корню. Советская власть не думала о тех, кто оставался в Крыму в оккупации, наоборот – готовила из них, голодных и раздетых, партизан и подпольщиков для вооруженной борьбы с захватчиками. Потому и Крым был под немецкой оккупацией всего 2,5 года, и Киев не должен допустить, чтобы Крым под российской оккупацией оставался дольше, чем под немецкой. Осталось меньше года! Иначе позор всем!

Блокаду следовало ввести давно

Я думаю, блокада Крыма должна была быть объявлена Украиной уже 19 марта 2014 года, на другой день, как только Совет федерации принял решение включить Крым в состав России. Тогда это сыграло бы решающую роль, все крымчане увидели бы беспомощность и авантюризм России – города и села остались бы без электричества и без продовольствия, люди бы поняли, что Путин и Совфед обрекли Крым на коллапс. И даже объяснять крымчанам ничего не надо было бы: вчера их московское решение, сегодня – последствия этого решения. Кстати, оккупанты и ожидали, что Украина все отключит, но молчали и сильно удивлялись – почему же она ничего не отключает?! Сегодня эффект от блокады будет меньше, но судя по тому, как оккупанты испугались, как засуетились и угрожают уголовными делами – они все еще бояться ее и понимают, что она будет несовместима с обеспечением жизнеспособности территории, что они к этому не готовы.

И тогда крымчане все равно увидят, что, захватив полуостров, российские власти не способны его обеспечить. Здесь прав Джемилев, а не Субботин: «…Ответственность за правовое, материальное, социальное положение оккупированных территорий несет оккупант…». Суботин почему-то не хочет, чтобы оккупанты постарались и привезли для его детей молочка из Москвы? Так, если не привезут – выйдите с плакатом под здание Совета министров для одиночного протеста, и посмотрим, не постигнет ли вас судьба Асанова? Которому, кстати, следовало бы давно присвоить звание Героя Украины и примерно позаботиться о его семье и детях.

Кстати сразу после аннексии, когда снабжение было еще слабо налажено, и в магазинах Крыма стало заметно хуже, российские идеологи бросили лозунг: «Мы боролись за Родину, а Родина не в магазине!» Так вот, Субботин, украинская Родина тоже не в магазине!

Неверный и антипостулат Суботина о том, что в Крыму не предатели и не патриоты, а «большая часть населения – простые обыватели». Не верен потому, что нынешнее население Крыма нужно четко различать по категориям.

Во-первых, это действительно оккупанты, военные, полицейские, чиновники, специалисты, переехавшие в Крым из России и сегодня выжимающие из Крыма все соки для России. И их уже очень много!  К ним относятся и действительно предатели, которые уже избрались депутатами, пошли министрами и другими чиновниками, пошли на российскую госслужбу, и многие другие, кто работает на Россию, в том числе на военных и других заводах, в том числе и журналисты, прославляющие ее соловьиным песнями. Этих тоже уже очень много! Почему Украина должна заботиться об их снабжении? Слова Константинова о том, что Крым готов к украинозамещению, имеют под собой основание, за последнее время они много сделали для этого, но вот пусть и покажет, насколько он готов.

Во-вторых, это действительно патриоты, которые готовы на все ради освобождения Крыма, в том числе и на лишения от введения блокады, и на другие формы борьбы за освобождение. Их также много, значительно больше, чем молодежи с горящими глазами, их, я думаю, большинство. Крымчане не простили России ее ложь на «референдуме», они же знают, за Россию голосовали не больше трети. Они хотят реванша, и они ждут его.

В-третьих, действительно «часть населения – простые обыватели, именно те самые женщины и дети, которыми собирался прикрываться президент России, отправляя войска в атаку». Их, я думаю, половина населения. Но в том то и дело, что это сегодня они могут быть простыми обывателями, а если обстановка заострится, каждый из них должен будет определиться, и примкнуть либо к патриотам России, либо к патриотам Украины. И большинство из них понимают ситуацию, и, поверьте, они не хотят смирно дождаться того времени, когда Путин будет ими прикрываться, посылая войска в атаку, поэтому в душе они уже сегодня в большинстве патриоты Украины.

Механизмы введения блокады

Блокада – это «боевая» операция по освобождению Крыма, и относиться к ней следует так же, как к военной операции. Самый главный момент: введение блокады не должно происходить частично, медленно, мучительно, как резать курицу тупым ножом.

Блокада должна быть полной, системной и должна быть рассчитана на то, что сразу вслед за ней последует освобождение. Поэтому вопроса «Блокируем Крым. А что дальше?», поставленного Костинским, просто нет. Блокируем Крым, а дальше – только освобождение.

Да, Украина никогда не принесет войну в Крым, это верно. Потому что ее туда уже принесла Россия. Тот факт, что в Крыму сегодня нет военных действий, заслуга не России, а Украины, отдавшей Крым в то время, когда его защита была для нас непосильна, но это не значит, что навсегда. Отдать Крым – не значит отдать Украину, и она должна вернуть Крым.

Блокада Крыма должна сопровождаться широкой разъяснительной работой среди крымчан. Для этого нынешних средств недостаточно. Прежде, чем вводить блокаду, следует позаботиться о том, чтобы подавляющая масса крымчан могла услышать слова Киева – к ним должен обратиться президент или премьер, объяснить необходимость такого шага и его причины.

Блокада должна быть первым шагом, предвестием освобождения, это должна быть четкая «боевая» операция, и она должна сопровождаться всеми нужными мероприятиями. Вслед за блокадой вторая фаза – полное освобождение Крыма. Путин, как сам говорил в фильме, в случае сопротивления Украины в Крыму, готов был применить против Крыма даже ядерное оружие. А украинские пацифисты плачут о молочке. Какое молочко, если война, если Родина или Путин? Суботин, как видно, выбрал Путина, но миллион других крымчан выбирают Родину и свободу.

Как видим, к нужного качества блокаде мы еще не готовы. А играться в блокаду, как и в революцию, нельзя. Нужно не тратить время попусту, а готовить освобождение, этап за этапом, ожидать милости от оккупантов, что они сами уйдут, – могут только фантазеры. Никто кроме нас Крым не освободит. И этот день нужно готовить уже сейчас.