Речь Алексея Полиховича на митинге 10 августа

Судья Мещанского райсуда Москвы Юлия Данильчик 12 августа арестовала на 13 суток бывшего фигуранта Болотного дела Алексея Полиховича за выступление на митинге “Вернем себе право на выбор”.  Полиховича объявили виновным по части 1 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство).  Ему вменили то, что он несколько раз произнес слово “охуели”.

Рапорт о “правонарушении” составили оперативники ЦПЭ, посмотрев видео выступления Полиховича на youutbe-канале “Рупор Москвы”. Полиховича задержали в ночь на 11 августа по дороге домой.

Согласно решению Данильчук, Полихович, “используя ненормативную лексику”,  допустил “оскорбительные высказывания в адрес сотрудников правоохранительных органов, органов государственной власти”.

 

Привет, люди

Меня зовут Алексей Полихович, и я отсидел три года, три месяца и три дня по делу о массовых беспорядках на Болотной площади. Я отсидел за то, что хватал омоновцев за руки, которыми они били демонстрантов. И сейчас я стою перед вами, потому что я в ярости.

Я в ярости от того, что история повторяется. Я в ярости от того, что на улицах Москвы анонимные люди в шлемах, масках и доспехах бьют беззащитных. Снова бьют, и снова оказываются безнаказанными. Я в ярости от того, что Москва оккупирована штурмовиками, которые считают нас всех врагами России.

Я видел их. Я видел человека в шлеме, остервенело бьющего лежащего и кричащего парня дубинкой. Я видел стаи таких людей в шлемах, набрасывающихся на мирно стоящих людей. Единственную опасность для кого-то 27 июля представляли именно сотрудники правоохранительных органов. Именно они.

Они научились бить нас – и они научились потом терпилить в судах о том, как им больно было от брошенного пластикового стаканчика, от прикосновений наших теплых нежных рук, как им было больно от лозунга “Мусора – позор России”. Они плачут в своих анонимных трусливых телеграм-каналах, что это они – настоящие русские мужики, а мы – проплаченные провокаторы. Эй, мужики, каково вам быть терпилами в судах по студентам, кандидатам наук, блогерам, телережиссерам, волонтерам? Что скажут об этих историях ваши дети, когда вырастут? Ваши дети будут вас ненавидеть. Дети ментов – ненавидят ментов!

Я в ярости от того, что раз в семь лет в Москву приплывает корабль Следственного комитета и забирает молодых людей в Критский лабиринт, в жертву Минотавру. Чтобы Афины – чтобы Москва – оставалась смирным городом шашлычных фестивалей. Чтобы беглецы и предатели из Беркута могли безнаказанно упражняться в фехтовании дубинкой на наших телах. Чтобы полковник Кусюк по-прежнему мог носить свои усы по нашей земле и командовать разгонами мирных демонстраций.

Они приходят раз в семь лет и берут с нас всех эту жертву. Так вот. Сегодня я в ярости и хочу, чтобы вы тоже ощутили ярость. Я хочу, чтобы вы – мы все – стали Ариадной для пока тринадцати ребят, которых уже посадили по делу о массовых беспорядках. Я верю, что мы справимся. После Голунова – я верю – что у нас есть силы, чтобы бросить нить, которая выведет ребят из лабиринта тюрем, судов и мусорского беспредела.

Сколько здесь сейчас людей? Много тысяч. Я хочу видеть эти тысячи под окнами Басманного суда – здесь совсем недалеко до Басманного суда. Я не сторонник Навального, я не верю в выборы, я просто русский анархист. Простой русский человек. Я хочу, чтобы мы сейчас прокричали всем кусюкам, мосгоризбиркомам, омонам, ментам, судьям и чинушам. Вы охуели! Они охуели! Они охуели!

Поддерживайте людей в тюрьме. Придите домой и напишите им письмо в СИЗО. Скиньте денег на передачи и адвоката. Найдите в толпе сейчас человека с коробкой – это мой подельник по Болотному делу Володя Акименков, скиньте ему на политзаключенных. Говорите об этом и идите в суд – митинг под окнами суда должен не заканчиваться.

Помните их имена. Помните их имена не как имена жертв или героев, а как имена ваших друзей, которые скоро будут дома. Кричите их:

Алексей Миняйло
Владислав Барабанов
Кирилл Жуков
Егор Жуков
Иван Подкопаев
Самариддин Раджапов
Евгений Коваленко
Сергей Абаничев
Даниил Конон
Сергей Фомин
Айдар Губайдулин
Данила Беглец
Дмитрий Васильев
Павел Устинов